Человек человеку друг?

Не бойся врагов – в худшем случае они могут тебя убить.
Не бойся друзей – в худшем случае они могут тебя предать.
Бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство».
Ричард Эберхарт

Утром на работу, вечером с работы. Автобус (маршрутка), очередь. Пробки. Потом метро. Толпа народу. Штурмом берем турникеты на входе в метро. Потом вваливаемся в вагон. Кто пошустрее – занимает сидячие места. Кто не успел – тот опоздал – хватайся теперь за поручень, если достанешь. А можешь и не держаться – падать все равно некуда.

Человек человеку друг, товарищ и братВечером все повторяется, только в обратном порядке: метро, автобус (маршрутка). И та же толпа, те же пробки…

Мы так привыкли, что нас толкают – и мы толкаемся сами, даже не потрудившись извиниться. Мы плюхаемся на свободное место у бабульки перед носом и блаженно закрываем глаза в надежде не разбудить остатки собственной совести. Мы делаем вид, что не замечаем стоящую рядом беременную женщину (а может, она просто толстая?!), не слышим плач ребенка (наушники ведь в ушах!), не видим инвалида с палочкой (а нечего в час «пик» ездить!). А когда совесть робко напоминает о себе, мы успокаиваем ее словами: «Не мы такие, жизнь такая…»

… В конце октября ехала в метро с работы. Обычный «час пик», обычная толпа в вагонах и на переходах. Стою на станции, жду поезд. Ходят они там часто, перерывы чуть больше минуты. Оглядываюсь и вижу, что народ на что-то смотрит и от этого «чего-то» мелкими шажочками пятится. Люди расступились, и стало видно, что на полу лежит молодой парень. На спине, голова чуть повернута вбок. Лежит и не двигается.

А народ стоит и смотрит. И продолжает потихоньку отступать к дверям поезда, который только что подошел.

Из всех, кто находился рядом, только двое мужчин подошли к парню, похлопали по щекам – не очнулся. Дальше я не видела, потому что уже бежала звать на помощь. Я не врач, первую помощь оказывать не умею. А вот добежать до дежурного по станции, или до первого встречного полицейского, или до колонны для экстренных вызовов в середине зала – это запросто. Что, собственно, я и сделала.

Я не знаю, чем закончилась эта история. Мне показалось, что мальчику совсем плохо. Но рядом с ним находились люди, медики и полиция уже спешили на помощь (в метро они обычно быстро прибегают), а я больше ничего сделать не могла. Поэтому поехала домой.

И всю дорогу пыталась решить задачку: как же заставить людей не быть настолько равнодушными? Что нас делает такими? Циничные СМИ, которые ежедневно выливают на нас тонны ужаса и грязи? Рутина, бытовуха, которая нас заедает изо дня в день? Или, может, отсутствие живых положительных примеров?

Да какая, собственно, разница?! Ведь на месте этого парня может оказаться любой из нас или наших друзей и близких. И люди вот так же брезгливо отодвинутся от нас, отвернутся и пойдут дальше по своим делам, подумав: «Почему я должен? Пусть кто-нибудь другой поможет». А если рядом не окажется этого самого «другого», тогда что?..

Об авторе Наталья

Родилась в мае 1975 года в подмосковном городе Одинцово. В 1980 году наша семья переехала в Москву, где мы и живем до сих пор. Училась в Институте иностранных языков, потом в Русском институте управления. Закончила много различных курсов, начиная с секретарских, заканчивая веб-дизайном. Очень люблю учиться, узнавать новое, пробовать свои силы и добиваться результата. С удовольствием занимаюсь разными видами рукоделия, изучаю компьютерные программы, играю в компьютерные игры время от времени, жить не могу без чтения. С недавних пор добавилось новое увлечение – дача.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *